Некоторые аспекты функционирования словообраза в художественном тексте

Материал из wiki
Перейти к: навигация, поиск

Автор Анастасия Филичева

ментальная карта

презентация с некоторым иллюстративным материалом к работе

Проблематика статьи

Оказывается чрезвычайно сложным рассмотреть разложить до элементарности процесс восприятия текста. Проблема восприятия, как и смежная с ней проблема суждения, вероятно, не будут решены никогда.

В этой статье приводится попытка рассмотреть непосредственно работу словообраза, как явление целостное (в смысле его эффекта) и между тем бесконечно дробимое на мельчайшие компоненты.

Базовые понятия статьи

  • Работа словообраза - воздействие, которое словообраз - или их связка - оказывает - или может оказать при помещении в необходимый внешний контекст.


  • Анализ работы словообраза - рабор последнего до как можно более тонких его компонентов, разбор не только как отдельной единицы, а как одного из отрезков динамической конструкции текста.


  • Текст - результат образного монтажа - переход одного элемента в другой. Словом, это попытка анализа текстового монтажа в целом и каждого кадра текстовой плёнки в отдельности.


Динамический аспект словообраза

Он связан не столько с собственной способностью образа к воздействию, сколько с принципами крепления в тексте одного словообраза к другому. Можно фиксировать:


  • Интелектуальная динамика (динамика идеи) - средняя концентрация мысли в произведении. Я говорю о слове, непосредственно толкающнм рецепиента на мыслительный процесс.


  • Сюжетная динамика, где сюжет - каркас (может выступать как второстепенный элемент или вовсе отсутствовать)


  • Логика образного соединения - логика, продиктованная образом непосредственно. Она неизбежно будет существовать даже приналичии "внешнего" сюжетного каркаса. Образ соединён с образом при ощущении поэтической необходимости расположить их вместе (см.презентацию).


  • Динамика образного соединения - скорость сцепления одного образа с другим. Это создаёт своего рода компрессию, давит на сознание (разумеется при верном построении). Высокая динамика образного соединения обычно характерна для хороших верлибров.


Условно статический (единичный) аспект образа.

Нужно отметить, что стататичным образ всё-таки никак нельзя назвать. Жест - тоже образ, звук - образ - они всё равно окажутся протяжёнными во времени. Назовём это "статическим рассмотрением" только потому, что есть необходимость рассмотреть нюансы каждого отдельного (очень условно отдельного) словообраза...


  • Визуальный аспект. При том как правило это не одна картинка. Поэзия и вообще художественный текст обыкновенно старается использовать полисемию себе на руку – тоесть контекст для словообраза возможно выстроить так, чтобы сразу реализовать как можно большее количество картинок – происходит как бы наложение кадров один на другой. Как результат – компрессия приблизительно того же свойства, что и возникающая при высокой образной динамике.


  • Аудиальный аспект.


      • Аудиальность семантическая (звук образа непосредственно. Голос, шаги, пение птиц, etc)


      • Аудиальность формальная (фонетическое звучание слова или представление об этом звучании (даже при чтении невслух – такое представление существует с большей или меньшей ясностью – причём красота «голоса, читающего в уме» - есть один из аспектов восприятия).


  • Сенсетивный аспект (форма, фактура, запах). Пожалуй, более других связан с эмперическим опытом рецепиента.


  • Интеллектуальный аспект. Словообраз функционирует как потенциальная метафора (произвольно или непроизвольно).


Об эмперике и роли опыта в восприятии образа

Как визуальный аспект так и аудиальный (и сенситивные аспекты, о которых будет сказано ниже) можно отнести к одной категории эмпирического в образе. Восприятие эмпирического будет связанно как с категорией опыта, так и с категорией воображения. Причём, несмотря на то, что функционирование последней значительно менее прозрачно, именно воображение не только обуславливает непосредственно включение опыта в восприятие текста, но и создаёт на текстовой базе опыт, эмпирически, казалось бы, несуществующий.

  Гирей сидел, потупя взор,
  Янтарь в устах его дымился...
                 А.С.Пушкин
                  

Предположим, я понятия не имею о том, что представляет собой «дымящийся янтарь», но, выхватывая из образа отдельные семы, которые кажутся мне знакомыми, я создаю себе представление об образе в целом.

Иногда, даже часто, особенно в сознании детей, такое восприятие отчасти совпадает с действительностью или, в каком-то смысле, диктует её. А иногда, благодаря причудливому сплетению выхваченных «понимаемых» сем, может произойти эффект восприятия ошибочного – скажем, «дымящийся янтарь» представится (например, ребёнку), как в самом деле плавящийся и дымящийся золотой камень – что-то на вроде жжённого сахара. Интересно, что такие «ошибки сознания» могут существовать наравне с «прямым образом» где-то на уровне бессознательного. Скажем, поэзия Мандельштама построена уже целиком на таких детских, потенциально буквальночитаемых картинках.

Состояние восприятия

Какая сила складывает эти элементы? Это ускоренный донельзя (даже при Гумилёвской концепции творчества - "как к станку") процесс соединения образов, где катарсис поверяется собственным восприятием. Раздробленное оказывается Неделимым. Вырвав оду нитку из клубка - лишаемся целого. Клубок неразлагаем и плетён не нами. Рождение слова, по настоящему способного на катарсисное воздействие остаётся процессом сокральным - структурализм запутывается сам в себе.

Обострённость восприятия будет зависеть от возможности фиксировать образную компрессию. Факторы такой возможности: состояние действующего воображения с одной стороны и накоплиная совокупность предшествующих восприятий образа как знака (это и впрямь "диалог текстов" по Бахтину). Это - возможность вытащить из сознания по зову одного словообраза множество сильных ассоциаций. Место их зарождения - как реальность "опыта", так и пласты других текстов.

Целью искусства по прежнему является катарсис. Атракцион хорошь как средство. Монтаж словообразных элементов создаёт читаемое (как книга, буква за буквой), но неделимое (невозможно совершенно деконструировать словообраз и даже монтаж одного слова с другим).