Охота на ведьм в научной мысли XVII века.

Материал из wiki
Перейти к: навигация, поиск

Автор Меркулова Анна

Охота на ведьм – явление, охватившее умы Европы в XV-XVIII веках, и затронувшее, так или иначе, представителей всех сословий и конфессий. Примечательно то, что пик «охоты» пришёлся на то время, когда в Европе активно появлялись идеи гуманизма, и творили многие выдающиеся представители науки, многие из которых не избежали влияния витавших в воздухе заблуждений и активно отстаивали необходимость искоренения ведовской угрозы.

Распространение охоты на ведьм к началу XVII века

К началу XVII века охота на ведьм испытывала подъем. Судебные процессы по обвинению в ведовстве широко распространились по территории Европейских стран. Факторы, влияющие на развитие этого явления с XIV по начало XVII века можно посмотреть в презентации

Особенно активно преследования проходили в германских землях Священной Римской Империи, однако и прочие страны Европы, так или иначе оказались затронуты этим явлением.

Выделяют теологическую и интеллектуальную основу для массовой охоты на ведьм: обоснование гонений через Священное писание (Исх.22:18), распространение демонологических трактатов европейских интеллектуалов. Также серьезным был народный фактор, объясняющий катаклизмы, болезни, мор скота и прочее происками дьявольских сил.

Вклад интеллектуальной среды в распространение процессов

Трактаты сторонников охоты на ведьм, в зависимости от места, где они были написаны, имели свои характерные особенности. Демонологические и ведовские трактаты Франции, Испании, Германии представляют собой многотомные или многокнижные своды. Им присуща глубокая связь с такими демонологическими концептами, как демонолитет, иерархичное представление сил зла, развитый образ Дьявола, как главы сил тьмы, шабаш, дьявольский пакт, ведовство и т.д.

К этой группе текстов относятся работы таких авторов, как Жан Боден, Пьер де Ланкр, Николя Реми, Питер Бинсфельд, Бенедикт Карпцов и др.

В свою очередь, трактаты, происходящие из Англии, Голландии и Италии, представляют собой диалоги, построенные по принципу личного рассуждения автора на заданную тему, либо запись диалога третьих лиц с изначально разными исходными позициями по проблемному вопросу. Повествование в них строится по классическим образцам научного стиля Средневековья, для которого характерно полностью абстрактное рассуждение на тему, а аргументы приводятся из классических античных и богословских работ.

К этой группе текстов относятся работы таких авторов, как Пьетро Помпонацци, Джордж Гиффорд, Джон Даррелл, Майкл Дальтон и др.

Особо ярки представители материковой ветви демонологических трактатов, так как именно эти страны больше всего были охвачены ведовской истерией, причем не без влияния самих демонологов.

Жан Боден

«Демонология» Жана Бодена, вышедшая в 1580 году, была востребована практически на ровне с «Молотом ведьм». В первую очередь благодаря тому, что в ней давалось подробное обоснование с юридической точки зрения, необходимости охоты на ведьм, правомерности применения пытки и подробная инструкция по ведению подобных судебных процессов, чтобы ни одна ведьма не избежала правосудия.

С точки зрения Бодена, судья, который не верил в колдовство и препятствовал преследованию колдунов, сам заслуживал костра. Более того, знаменитый философ и юрист был уверен, что изворотливость колдунов столь велика, что их невозможно победить честным путем, но для победы над колдунами дозволены любые средства. Отступления от судопроизводства допускаемые Жаном Боденом отражены в инфографике.

Николя Реми

Николя Реми развернуть свою антиведовскую деятельность в Лотарингии, где с 1591 года был генеральным прокурором. В своей работе «Демонолатрия» он активно ссылается на авторитетных, по его мнению авторов, и на Бодена, и на Иоганна Вейера, хотя последнего совершенно нельзя назвать сторонником охоты на ведьм. Как и Жан Боден, он был одним из тех крайних демонологов, готовых поверить, что почти любая история о колдовстве и демоническом существе находится в пределах возможного.

Работа Реми оставалась влиятельной вплоть до конца XVII века, часто цитируемая учеными авторами, но особенно большое влияние она оказала на творчество Франческо Марии Гуаццо.

Бенедикт Карпцов

Не менее популярным в XVII веке был труд юриста Бенедикта Карпцова «Об уголовных законах» (1635). На протяжении долгого времени этот человек был профессором в Лейпциге, возродил обычай, по которому местные судьи обращались за советами по сложным делам на правовые факультеты университетов, и влиял таким образом на вердикты по всей Саксонии.

Его труд выдержал впоследствии девять переизданий, до 1723 года, и стал в один ряд с «Молотом ведьм» Крамера и Шпренгера. Популярностью своего труда он обязан не столько цитатам из авторитетных источников, сколько своей собственной репутации внутри Саксонии. Не вносящий, по большому счёту, ничего нового в основные принципы, оставленные предшественниками, он, тем не менее, стал неоспоримым авторитетом в вопросе практического их применения, поместив в свою работу 36 решений лейпцигского Верховного суда, принятых с 1558 – 1622 гг.

Противники охоты на ведьм

Противников у охоты на ведьм было значительно меньше, чем сторонников, хотя это во многом зависит от страны, в которой велись процессы. Во Франции, например, к подобным процессам относились достаточно скептически, у обвинённых была возможность подать аппеляцию, а с 1625 года с подачи парижского парламента, она подавалась автоматически. В Германии с этим было сложнее, но тем не менее, ещё с XVI века появляются те, кто таки высказал своё негативное мнение по этому вопросу.

Иоганн Вейер

Иоганн Вейер, немецкий врач, жил в середине XVI века, однако, его трактат «О проделках демонов» почти весь XVII век вынуждал ярых сторонников процессов на активные споры и опровержение его утверждений.

Трактат «О проделках демонов» последовательно доказывает:

  • во-первых, то, что дьявол не всесилен;
  • во-вторых, то, что магия, прорицание и тому подобное есть не более чем фокусы и заблуждения;
  • в-третьих, что договор в дьяволом не возможен;
  • в-четвертых, что люди, якобы имеющие колдовские силы от дьявола, не более чем введенные им в заблуждение больные духом люди.

Воспринимая обвинённых за колдовство людей, как склонных к меланхолии, старых, не вполне разумных женщин или мужчин, страдающих от душевного недуга и оттого легко доступных для влияния всевозможных демонов, он не мог считать правомерным их преследование, пытки и казнь.

На фоне набирающей обороты «охоты на ведьм» труд Вейра вызвал бурную и негативную реакцию. Книга попала в список запрещённых, самого Вейера спасло от костра лишь заступничество герцога. Шквал критики, обвинения в сотрудничестве с дьяволом – трактат был сильно обсуждаем в научном обществе. Гневно о нём отзывался Боден, называя автора богохульником и говоря, что появление таких книг лишь ещё одно доказательство дьявольских козней.

Фридрих Шпее

Cautio criminalis

Фридрих Шпее, священник-иезуит и профессор, был исповедником обвинённых в ведовстве в Вюрцбурге, где гонения были одними из самых жестоких. Соприкоснувшись настолько близко с процессом судебного разбирательства обвинённых в колдовстве заставили его написать свой трактат «Cautio criminalis», в котором он максимально смело для своего времени критикует данную практику и обвиняет немецких судей и князей в поощрении жестокости.

Главным объектом критики становится как таковой судебный процесс и применение пытки для получения признания. Но если даже под пытками «ведьма» молчит это ни в коем случае не показатель её невиновности, а лишь доказательство её вины и упорства.

«Если и признавшаяся, и непризнавшаяся равно погибают, может ли кто-нибудь, будь он хоть трижды невиновен, избежать наказания?... Ты не спасёшься, ибо это было бы чудовищным позором для старательных германских судей». Фридрих Шпее

Хотя на Шпее обрушилась волна критики, его книга имела больше влияния на умы, чем работа Вейра, будучи переизданной в общей сложности шестнадцать раз в течение столетия. В предисловии ко второму изданию было отмечено, что после его публикации князь-епископ Филипп фон Шенборн и епископ Брунсвикский прекратили преследовать ведьм. И хотя в других землях охота продолжалась ещё на протяжении долгого времени, популярность этой работы среди протестантов и католиков в значительной степени способствовала ослаблению суеверия.


Эти двое были из числа первых, кто начал сопротивляться застаревшим убеждениям и суевериям. К ним же можно отнести Конелиуса Лооса, Адама Таннера, Кристиана Томазия и других также внёсших свой вклад в прекращение массовых гонений.

Заключение

"Охота на ведьм" так или иначе занимала голову интеллектуальной элиты европейского общества на протяжении и XVI, и XVII вв. Нельзя отрицать сильного их влияния на широкое распространение гонений за ведовство, так как многие из них имели влияние и авторитет и несли свои идеи и как проповедники, и как богословы, и как юристы. XVII век положил начало активного противостояния гонениям за колдовство, всё чаще стали звучать голоса протеста во всех странах Европы, где казнили по подобным обвинениям. Однако, существенные шаги по преодолению заблуждений и прекращению охоты на ведьм были предприняты лишь в XVIII веке.

В 1706 году в Пруссии были ограничены полномочия обвинителей, во многом благодаря деятельности активного противника гонений Кристиана Томазия. В 1714 году по эдикту Фридриха Вильгельма I все приговоры по ведовским делам должны были утверждаться лично у него, а в 1740 году Фридрих Великий запретил применение пыток, что очень существенно снизило эффективность охоты на ведьм. Последняя "ведьма" в германских землях была казнена 30 марта 1775 года в Баварии.

В Великобритании преследования ведьм отменил "Закон о колдовстве" 1735 года. Последней жертвой подобного обвинения считается Анна Гёльди, казнённая в 1782 году в Швейцарии.

Выводы

Интеллектуальные круги Европы оказали значительное влияние, как на распространение гонений, так и на их прекращение. Огромное число сторонников охоты на ведьм среди учёных мужей можно объяснить сильным влиянием церкви на сферу науки, включая юридическую практику. С этим также во многом связано то, что несмотря на зарождение идей гуманизма, процессы по обвинению в колдовстве сохранялись до XVIII века. Тем не менее, перелом, произошедший в это время с помощью противников процессов и их трудов в значительной мере способствовал развитию скептического взгляда на ведовские процессы и их необходимость.

Тест Kahoot!

Источники и литература

Вейер И. О проделках демонов // Герметизм, магия, натурфилософия в европейской культуре XIII – XIX вв. – М. : Канон+, 1999.

Шпее Ф. Cautio criminalis, или О процессах против ведьм // Демонология эпохи Возрождения. – М., 1995.

Каролина // Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы. – М., 1961.

Роббинс Р. Х. Энциклопедия колдовства и демонологии / Р. Х. Роббинс. – М, 1996

Кожурин А.Я. «Охота на ведьм» и генезис новоевропейской науки (некоторые аспекты проблемы)

Монтер У. Ритуал, миф и магия в Европе раннего Нового времени

Романовская В. Б. Отступление от принципов судопроизводства по особым категориям дел в концепции Жана Бодена (страницы истории уголовного процесса)

Историко-ориентированные системы

Historicum. net Жан Боден «Демонология»

Historicum. net Compendium Maleficarum Франческо Марии Гуаццо.