Цикличность библейских сюжетов в художественной литературе христианского мира

Материал из wiki
Перейти к: навигация, поиск

Автор Полина Юрьева

Цикличность библейских сюжетов в литературе

Библия в литературе

Со времени своего сложения и по сей день Библия остается одним из самых мощных стимулов для мирового литературного творчества. На протяжении веков библейские персонажи побуждают творческое воображение и выступают героями литературных произведений самых разнообразных жанров и направлений, от религиозно-нравоучительных повествований и лирики до реалистического исторического романа и произведений модернистов новейшего времени.


Книга книг... Так говорят о Библии, тем самым обозначая с предельной краткостью ее место в человеческий культуре. Художественная литература и поэзия немыслимы без проникновения в тексты Библии. «Литературной Вселенной» назвал ее наш известнейший деятель культуры С.С. Аверинцев.

Уникальный по длительности своего существования и времени воздействия на все сферы культуры текст Библии не теряет своей притягательности до сих пор, живет в сознании миллионов носителей европейской и мировой культуры и бесконечно воспроизводится, варьируется, переосмысливается, трансформируется. В этом заключается уникальность Библии, ее универсализм.Уникальный по длительности своего существования и времени воздействия на все сферы культуры текст Библии не теряет своей притягательности до сих пор, живет в сознании миллионов носителей европейской и мировой культуры и бесконечно воспроизводится, варьируется, переосмысливается, трансформируется. В этом заключается уникальность Библии, ее универсализм.


Отсюда возникает проблема прецедентности библейских сюжетов, то есть проблема их неисчерпаемости, безграничности, постоянного заимствования. И в связи с описанными выше размышлениями выдвигаю гипотезу о том, что библейские сюжеты бесконечно воспроизводятся, варьируются, переосмысливаются, трансформируются. Какое бы литературное произведение христианского мира мы ни взяли, в нём обязательно можно будет найти отсылки, реминисценции и аллюзии к Библии. 

Такая зависимость представлена в ментальной карте.

Даже если в произведении нет прямых аналогий с Библией, в основе сюжета лежит мораль, которая так или иначе присутствует в библейском тексте. Не всегда автор намеренно берет в основу библейский сюжет, но в любом случае он удивительным образом перекликается с какой-нибудь библейской историей.


Библейские архетипы в художественной литературе

Презентация как дополнение к нижеописанным произведениям.

Исходя из вышеописанных предположений, я решила взять за основу три романа, не связанных между собой. Таким образом, я постараюсь доказать, что неважно, о чем та или иная книга, в любом случае ее сюжет или детали произведения будут перекликаться с сюжетами из Библии.

«Лев, колдунья и платяной шкаф» Клайва Стэйплза Льюиса Произведение Льюиса открывает читателю необыкновенный мир, полный фантазии и волшебства. Эта сказка любима и взрослыми, и детьми. Однако не все задумываются об архетипичности одного из ключевых героев сказки. Лев Алан - создатель мира Нарнии. В его образе воплощена фигура Иисуса Христа. Как и Сын Божий, Алан, добрый любящий правитель, приносит себя в жертву ради спасения своих последователей. Позже герои книги возвращаются, чтобы спасти Алана, но обнаруживают, что он исчез. После этого, подобно Иисусу, Алан воскресает из мертвых.

«Зелёная миля» Стивена Кинга Еще один пример романа, в котором архетип героя - Иисус. Джон Коффи, невинный эмпат со сверхспособностями, чувствует боль каждого человека на Земле. Его приговорили к смерти на электрическом стуле, обвинив в преступлени, которого Джон не совершал. Как и Иисуса, Джона - воплощение добра и сострадания - казнят. Более того, перед смертью Джон Коффи проходит "Зелёную милю", что тоже является реминисценцией на Крестный путь Иисуса Христа.

Джон Коффи в фильме "Зелёная миля" https://www.pinterest.ru/search/pins/?q=john%20coffey&rs=typed&term_meta[]=john%7Ctyped&term_meta[]=coffey%7Ctyped
Мф. 27:22, 23, 26: Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят. Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они ещё сильнее кричали: да будет распят. Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.


«Братья Карамазовы» Фёдора Достоевского В этом произведении видно совершенно отчетливое обращение к библейскийм сюжетам и заповедям. Персонаж романа Иван говорит такие слова: «Я тебе должен сделать одно признание, – начал Иван: – я никогда не мог понять, как можно любить своих ближних». Здесь звучит неприятие заповеди Иисуса "Возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22:37-40). Такая позиция героя показывает нам дьявольское начало Ивана. Кроме того, у Ивана есть произведение "Легенда о великом Инквизиторе", что является прямой отсылкой к Библии.

Подобных примеров огромное множество в литературе христианского мира.

Более наглядно - в инфографике.



Вывод:

Таким образом, выдвинутая гипотеза подтверждается. От Библии всё исходит и всё к ней возвращается. Даже если автор не читал Библию, хотя это маловероятно, всё равно в его произведениях можно провести параллели с тем или иным библейским сюжетом. Это подтверждает то, что Библия - Книга книг. Библейские сюжеты воплощаются в мотивах произведений художественной литературы метфорически и в прямом смысле.



Список использованной литературы:

  • Библия
  • "Зелёная миля" Стивен Кинг. - Москва: Издательство АСТ, 2016 - "Эксклюзивная классика"