Реакция власти и общества на «Философические письма» П.Я. Чаадаева — различия между версиями

Материал из wiki
Перейти к: навигация, поиск
(Содержание первого «Философического письма»)
(Содержание первого «Философического письма»)
Строка 10: Строка 10:
  
 
Первое «Философическое письмо», опубликованное в прессе, содержит размышления П.Я. Чаадаева о месте России в мире, причинах ее отставания от Европы.  
 
Первое «Философическое письмо», опубликованное в прессе, содержит размышления П.Я. Чаадаева о месте России в мире, причинах ее отставания от Европы.  
'''Основная идея данного произведения - объединение всех стран и их движение к обретению Царства Божьего на земле: «В мире христианском все должно непременно способствовать установлению совершенного строя на земле, да и ведет к этому на самом деле»''' . Совершенный строй понимается П.Я. Чаадаевым как объединение европейских стран на основе религии. При этом этот процесс, по мнению философа, уже предопределен Богом. Вероятно, на Чаадаева глубокое впечатление произвела философия Гегеля, поэтому он по-своему трактует идеи немецкого философа, желая вписать Россию в контекст мировой истории. Петр Яковлевич пишет, что Европа обязана своим быстрым развитием католицизму, более того, каждый народ Европы объединен своей историей и традициями, которые составляют «идейное наследие этих народов». У России же нет ни своей истории, ни традиций, ни католицизма: вся наша история представляет из себя период жалкого существования, православие является неправильным течением христианства, которое мы переняли у «растленной Византии», у России нет ничего своего, т.к. все идеи копировались у Западной Европы, при этом безо всякой рефлексии. «Всем нам не хватает какой-то устойчивости, какой-то последовательности в уме», -пишет Чаадаев. По мнению философа, у каждого народа есть свой дух, который и составляет сущность народа, именно этот дух является причиной развития общества. Более того, в каждой стране есть элита, которая также двигает все общества вперед, в России же никто не думал и не думает теперь, по мнению Чаадаева.
+
'''Основная идея данного произведения - объединение всех стран и их движение к обретению Царства Божьего на земле: «В мире христианском все должно непременно способствовать установлению совершенного строя на земле, да и ведет к этому на самом деле»''' .  
 +
Совершенный строй понимается П.Я. Чаадаевым как объединение европейских стран на основе религии. При этом этот процесс, по мнению философа, уже предопределен Богом. Вероятно, на Чаадаева глубокое впечатление произвела философия Гегеля, поэтому он по-своему трактует идеи немецкого философа, желая вписать Россию в контекст мировой истории. Петр Яковлевич пишет, что Европа обязана своим быстрым развитием католицизму, более того, каждый народ Европы объединен своей историей и традициями, которые составляют «идейное наследие этих народов». У России же нет ни своей истории, ни традиций, ни католицизма: вся наша история представляет из себя период жалкого существования, православие является неправильным течением христианства, которое мы переняли у «растленной Византии», у России нет ничего своего, т.к. все идеи копировались у Западной Европы, при этом безо всякой рефлексии. «Всем нам не хватает какой-то устойчивости, какой-то последовательности в уме», -пишет Чаадаев. По мнению философа, у каждого народа есть свой дух, который и составляет сущность народа, именно этот дух является причиной развития общества. Более того, в каждой стране есть элита, которая также двигает все общества вперед, в России же никто не думал и не думает теперь, по мнению Чаадаева.
  
 
В «Философическом письме» используется множество пассивных конструкций: Россия должна была соединить разум Запада и воображение Европы, но Провидение отвело России другую роль, поэтому на нашу страну не распространяется действие всеобщего закона человечества. Подобные речевые обороты заставляют читателя задуматься: если все определяется какими-то законами, то виноваты ли мы в том, что у России такая грустная судьба? Из всех суждений Чаадаева это никак не следует, однако в конце письма он пишет, что в том, что наша страна отстала от Европы виновата «отчасти наша непостижимая судьба», однако в этом есть и «доля человеческого участия». Если мы виноваты в своей несчастливой судьбе, то закономерно появляется вопрос: что делать? На него Чаадаев прямо не отвечает, но в его представлении Россия должна приобщиться к европейским народам, которые исповедуют католицизм, т.к. только он «может привести род человеческий к его конечному назначению» , католицизм или, как выражается сам философ, «правильное христианство» понимается как фактор прогресса. Из этого можно предположить, что России будет уготована лучшая участь, если она обратится к католицизму. Действительно, Чаадаев призывает Россию к «христианскому пробуждению», которое и является «воспитанием человеческого рода», которое так необходимо нашей стране.
 
В «Философическом письме» используется множество пассивных конструкций: Россия должна была соединить разум Запада и воображение Европы, но Провидение отвело России другую роль, поэтому на нашу страну не распространяется действие всеобщего закона человечества. Подобные речевые обороты заставляют читателя задуматься: если все определяется какими-то законами, то виноваты ли мы в том, что у России такая грустная судьба? Из всех суждений Чаадаева это никак не следует, однако в конце письма он пишет, что в том, что наша страна отстала от Европы виновата «отчасти наша непостижимая судьба», однако в этом есть и «доля человеческого участия». Если мы виноваты в своей несчастливой судьбе, то закономерно появляется вопрос: что делать? На него Чаадаев прямо не отвечает, но в его представлении Россия должна приобщиться к европейским народам, которые исповедуют католицизм, т.к. только он «может привести род человеческий к его конечному назначению» , католицизм или, как выражается сам философ, «правильное христианство» понимается как фактор прогресса. Из этого можно предположить, что России будет уготована лучшая участь, если она обратится к католицизму. Действительно, Чаадаев призывает Россию к «христианскому пробуждению», которое и является «воспитанием человеческого рода», которое так необходимо нашей стране.

Версия 18:28, 28 сентября 2021

Автор Кристина Ерохина

Ментальная карта "Факторы, оказавшие влияние на формирование мировоззрения П.Я. Чаадаева"

«Философические письма» - произведение П.Я. Чаадаева, вызвавшее широкий общественный резонанс в Российской империи 1830-х гг. В 1836 году в журнале «Телескоп» было опубликовано первое «Философическое письмо», в котором автором были поставлены вопросы о пути развития России, ее роли в мире. После выхода публикации власти запретили П.Я. Чаадаеву издавать свои произведения, а сам журнал "Телескоп" был закрыт. По этой причине остальные "Философические письма", которых всего было восемь, не печатались при жизни автора, однако копии произведения активно распространялись в кругах российской интеллигенции.

Содержание первого «Философического письма»

Первое «Философическое письмо», опубликованное в прессе, содержит размышления П.Я. Чаадаева о месте России в мире, причинах ее отставания от Европы.

Основная идея данного произведения - объединение всех стран и их движение к обретению Царства Божьего на земле: «В мире христианском все должно непременно способствовать установлению совершенного строя на земле, да и ведет к этому на самом деле» . 

Совершенный строй понимается П.Я. Чаадаевым как объединение европейских стран на основе религии. При этом этот процесс, по мнению философа, уже предопределен Богом. Вероятно, на Чаадаева глубокое впечатление произвела философия Гегеля, поэтому он по-своему трактует идеи немецкого философа, желая вписать Россию в контекст мировой истории. Петр Яковлевич пишет, что Европа обязана своим быстрым развитием католицизму, более того, каждый народ Европы объединен своей историей и традициями, которые составляют «идейное наследие этих народов». У России же нет ни своей истории, ни традиций, ни католицизма: вся наша история представляет из себя период жалкого существования, православие является неправильным течением христианства, которое мы переняли у «растленной Византии», у России нет ничего своего, т.к. все идеи копировались у Западной Европы, при этом безо всякой рефлексии. «Всем нам не хватает какой-то устойчивости, какой-то последовательности в уме», -пишет Чаадаев. По мнению философа, у каждого народа есть свой дух, который и составляет сущность народа, именно этот дух является причиной развития общества. Более того, в каждой стране есть элита, которая также двигает все общества вперед, в России же никто не думал и не думает теперь, по мнению Чаадаева.

В «Философическом письме» используется множество пассивных конструкций: Россия должна была соединить разум Запада и воображение Европы, но Провидение отвело России другую роль, поэтому на нашу страну не распространяется действие всеобщего закона человечества. Подобные речевые обороты заставляют читателя задуматься: если все определяется какими-то законами, то виноваты ли мы в том, что у России такая грустная судьба? Из всех суждений Чаадаева это никак не следует, однако в конце письма он пишет, что в том, что наша страна отстала от Европы виновата «отчасти наша непостижимая судьба», однако в этом есть и «доля человеческого участия». Если мы виноваты в своей несчастливой судьбе, то закономерно появляется вопрос: что делать? На него Чаадаев прямо не отвечает, но в его представлении Россия должна приобщиться к европейским народам, которые исповедуют католицизм, т.к. только он «может привести род человеческий к его конечному назначению» , католицизм или, как выражается сам философ, «правильное христианство» понимается как фактор прогресса. Из этого можно предположить, что России будет уготована лучшая участь, если она обратится к католицизму. Действительно, Чаадаев призывает Россию к «христианскому пробуждению», которое и является «воспитанием человеческого рода», которое так необходимо нашей стране.

Таким образом, П.Я. Чаадаев в своем первом «Философическом письме» описывает судьбу России в мрачных тонах, считает, что страна должна встать на путь европейского развития, но не путем копирования чужих идей, а, видимо, путем принятия католицизма, который является фактором прогресса.

Реакция власти и общества на «Философические письма»

Первое «Философическое письмо» было опубликовано в 1836 году в журнале «Телескоп», редактором которого был Н.И. Надеждин. Удивительно, что «Философическое письмо» было одобрено цензурой в конце сентября 1836 года, несмотря на жесткость цензуры николаевской эпохи.

Двоюродный племянник П.Я. Чаадаева М.И. Жихарев описывает в своих воспоминаниях о философе реакцию властей на «Философическое письмо»: «Правительство ответило репрессиями. Уваров, для которого выступление Чаадаева было неприятным сюрпризом, вызовом желанному единомыслию, видел в нем «дело тайной партии» и лично редактировал определение Главного цензурного комитета о закрытии журнала. Он писал Бенкендорфу, напоминал о необходимости отобрать все бумаги не только у Чаадаева, но и у Надеждина. В докладе Николаю I министр представил чаадаевскую статью предосудительной в религиозном и политическом отношении, дышащей «нелепой ненавистью к отечеству» и исполненной «ложными и оскорбительными понятиями как насчет прошедшего, так и насчет настоящего и будущего существования государства» . В резолюции императора содержание письма было названо «смесью дерзостной бессмыслицы, достойной умалишенного». Чаадаев был объявлен сумасшедшим. За этим последовала ссылка редактора «Телескопа» Н.И. Надеждина и запрет упоминать о данной статье в печати.

Также в своей работе М.И. Жихарев приводит текст документа, в котором Чаадаев объявляется сумасшедшим: «Появившаяся тогда-то такая-то статья, - гласила эта бумага, - выраженными в ней мыслями возбудила во всех без исключения русских чувства гнева, отвращения и ужаса, в скором, впрочем, времени сменившаяся на чувство сострадания, когда узнали, что достойный сожаления соотечественник, автор статьи, страдает расстройством и помешательством рассудка. Принимая в соображение болезненное состояние несчастного, правительство в своей заботливости и отеческой попечительности предписывает ему не выходить из дому и снабдить его даровым медицинским пособием, на который конец местное начальство имеет назначить особого из подведомственных ему врача».

Таким образом, власть старалась всячески пресечь любые разговоры о Чаадаеве и его письмах, но это лишь повышало интерес общества к философу и его идеям.

Общество восприняло «Философическое письмо» неоднозначно. А.С. Пушкин в своем письме к П.Я. Чаадаеву выразил свое несогласие с основными положениями работы философа, заявив, что у России, по его мнению, есть свое особое предназначение. Однако, поэт отмечает и заслугу Чаадаева: «Действительно, нужно сознаться, что наша общественная жизнь - грустная вещь. Что это отсутствие общественного мнения, что равнодушие ко всему, что является долгом, справедливостью и истиной, это циничное презрение к человеческой мысли и достоинству - поистине могут привести в отчаяние. Вы хорошо сделали, что сказали это громко» .

Однако далеко не все были готовы к конструктивной критике «Философического письма»: к примеру, поэты Н.М. Языков и Д.Н. Давыдов, писатель В.Ф. Одоевский очень эмоционально выразили свое негодование по поводу работы П.Я. Чаадаева. Однако все же нашлись и те, что поддержал Чаадаева – например, Герцен, который напишет затем, что издание письма можно сравнить с выстрелом среди ночи. В своей монографии «О развитии революционных идей в России» он пишет о «Философических письмах» следующее: «Сурово и холодно требует автор от России отчета во всех страданиях, причиняемых ею человеку, который осмеливается выйти из скотского состояния. Он желает знать, что мы покупаем такой ценой, чем мы заслужили свое положение; он анализирует это с неумолимой, приводящей в отчаяние проницательностью, а закончив эту вивисекцию, с ужасом отворачивается, проклиная свою страну в ее прошлом, в ее настоящем и в ее будущем... » . Герцен не согласен с основными положениями «Философического письма», однако он сумел оценить значение этой публикации: «Письмо Чаадаева прозвучало подобно призывной трубе: сигнал был дан, и со всех сторон послышались новые голоса; на арену вышли молодые бойцы, свидетельствуя о безмолвной работе, производившейся в течение этих десяти лет» .

Таким образом, "Философические письма" П.Я. Чаадаева вызвали бурную дискуссию среди российской интеллигенции, способствовали оформлению двух лагерей общественной либеральной мысли: западничеству и славянофильству.

Заключение

Чаадаев в своем произведении «Философические письма» попытался описать свое видение истории России, место России в мире. Общество николаевской эпохи пришло в смятении после публикации первого письма Чаадаева в 1836 году в журнале «Телескоп», что способствовало обсуждению вопросов, поднятых "басманным философом" в своем труде, общественному оживлению. Большинство историков считает, что публикация "Философического письма" послужило катализатором форомирования западничество и славянофильства.

Если говорить о реакции правительства, то оно не замедлило принять ряд карательных мер: Чаадаев был объявлен сумасшедшим, к нему был приставлен доктор, издатель журнала «Телескоп» отправлен в ссылку, а цензор, ректор Московского университета, А. В. Болдырев отрешен от всех должностей. Такие жесткие меры можно объяснить тем, что положения, выраженные Чаадавым в "Философических письмах" шли вразрез с "теорией официальной народности".

Список источников и литературы

1. Герцен А. И. О развитии революционных идей в России // Собр. соч.: В 30 т. М., 1956. Т. VII. Электронный ресурс [URL: http://az.lib.ru/g/gercen_a_i/text_0360.shtml ]

2. Гершензон М.О. «Избранное.П.Я. Чаадаев. Жизнь и мышление» Электронный ресурс [1]

3. Жихарев М. И. Докладная записка потомству о П. Я. Чаадаеве // Русское общество 30-х годов XIX в. Люди и идеи. Мемуары современников. М., 1989. - 448 с.

4. Тарасов Б.Н. Непрочитанный Чаадаев, неуслышанный Достоевский (христианская мысль и современное сознание).М.: Academia, 1999. - 268 с.

5. Чаадаев П.Я. Философические письма/ Петр Чаадаев. –М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. - 256 с.